Паломничество. Козельщинский Рождество-Богородичный монастырь

Паломничество. Козельщинский Рождество-Богородичный монастырь

Честно говоря, за свою жизнь мне довелось видеть много женских монастырей, да и игумений знать приходилось тоже. Давно миновала пора неофитства, когда каждый монастырь виделся столпом веры и рассадником благочестия. Не знаю плохо это или хорошо, но через призму лет, на все сейчас смотрится совсем по-другому.

В миру говорят:

– Каков поп, таков и приход.

Перефразировав это выражение, я всегда повторяю:

– Какова игуменья, таков и монастырь! – поэтому, приезжая на новое место, вглядываясь в постройки, клумбы, убранство храма и стройность служений, я всегда мысленно пытаюсь нарисовать портрет местной настоятельницы. Бывает и наоборот, познакомившись с какой-то игуменьей, всматриваюсь в её черты, манеру держаться, разговаривать, вслушиваюсь в её голос и произносимые слова, а воображение уже рисует монастырь, которым она руководит.

Конечно, я не психолог, и очень далека от святости, поэтому не могу видеть деталей, но общий дух и настрой, как правило, улавливается. Игуменьи бывают разные, а значит, разными бывают и монастыри.

В Рождество-Богородичном монастыре пгт. Козельщина Полтавской обл. мне ранее бывать не доводилось, и настоятельницу я не знала. Более того, я встретилась с ней в самые последние минуты нашего здесь пребывания, поэтому лучше я вам расскажу о монастыре. Возможно, это и будет рассказ о его настоятельнице – как знать?

Мы подъехали к монастырской территории совсем для меня незаметно. Автобус остановился, я посмотрела в окно и тут же наткнулась взглядом на величественный собор из красного кирпича, увенчанный темно-синими куполами. Умели же строить наши предки, жившие несколько сот лет назад! Широту души не могут ограничить и стены зданий.

Даже не верится, что такие храмы, рассчитанные на несколько тысяч человек, когда-то были битком набиты молящимися. Это мы сегодня, понимая нерентабельность обслуживания таких зданий (звучит-то как), строим маленькие церквушки, называемые теплыми, в которых и служим практически круглый год. А вот эти, разрушенные и обезображенные в свое время чьей-то безжалостной рукой, удивительные памятники архитектуры и былой мощи русского народа, пытаемся восстановить и вернуть им хоть частицу былого благолепия. Только вот для кого?

Говорят, что, основанный в 1886 году, этот монастырь в лучшие годы своего существования видел в своих рядах до 700 насельников и вольнонаемных трудников. Вдумайтесь: 700 человек, в молитве, посте и труде ежедневно служащих Богу. За годы своего существования монастырь несколько раз закрывался и даже был практически разрушен советской властью. В наши дни монашеская жизнь здесь была возобновлена в 1991. Сегодня общее число сестер, включая послушниц, не превышает и сорока. Причем, основная масса, судя по всему, – люди пожилого возраста. Даже удивительно как им удается поддерживать такую чистоту и порядок во всем.

Не знаю почему, но буквально с первого взгляда на собор у меня возникло ощущение, что я здесь уже когда-то была и мне знакома здесь каждая мелочь. Силясь хоть как-то объяснить себе, откуда взялось вот это ощущение дежавю, не покидающее меня и поныне, я даже попыталась вспомнить названия всех мест, которые мне пришлось посетить в своей жизни, но так ничего и не придумала.

Справившись с первым чувственным сумбуром, отправилась в храм и… остановилась по дороге, не в силах оторваться от красоты разбитых клумб, где каждый цветок растет на строго отведенном месте. При этом собственная красота каждого отдельно взятого цветка подчеркивается и ещё более раскрывается в вот этой гармонии общего сосуществования.

Главной монастырской святыней является Козельщинская икона Матери Божьей. Написанная рукой итальянского мастера, она была привезена из заграницы одной из придворных дам императрицы Елизаветы Петровны. Волею судьбы, спустя время икона попала на Украину и находилась в родовом гнезде семейства Капнистов, проживающих в селе Козельщина Полтавской области.

В 1880 году после пламенной молитвы у этой иконы, исцелилась тяжелобольная дочь помещика В.И. Капниста Мария, от которой отказались уже даже столичные светила. Весть об исцелении в самое ближайшее время разнеслась по всей окрестности и родители пришли к решению передать икону в специально отстроенную часовню, а затем уже – и в храм. С тех пор чудеса у этой иконы не прекращаются и по наши дни.

Знаете, чем запомнилось этот монастырь? Тишиной, чистотой, отсутствием праздношатающихся монахинь и обращением одной из женщин, несших послушание на кухне: «Наша матушка игуменья просила, чтобы вы помогли убрать территорию» Да-да, нас просили, а не привычно благословляли. Ко всему, труд был посильный и кратковременный, и нам даже попытались создать максимально возможные условия, чтобы мы могли хоть как-то помыться с дороги.

А ещё… Ещё была вечерняя молитва с обхождением территории монастыря с храмовыми иконами и долгое пение: «Даждь, дождь земле страждущей, Спасе!» Я стояла, смотрела в эти изрезанные глубокими морщинами, лица старых монахинь и видела, как они менялись во время молитвы, одухотворяясь, приобретая поистине иконописные черты. Больше всего поразило преображение одной кликуши, перед самым выходом из храма устроившей публичную моральную порку одной монахини за то, что она взялась раздавать паломникам иконы. Передо мной теперь стояла простая женщина, лицо которой отражало спокойствие, доброту и внутреннюю собранность.

Рассвет нам принес небесную влагу, подобно пелене окутавшую все вокруг. Миллиарды мельчайших, почти незаметных дождевых капель сгустились в воздухе и поили своей живительной силой не только землю, но все, что растет на ней. За одну ночь все стало другим: умывшийся асфальт приобрел свою исконную черноту, зелень деревьев заблистала яркостью и даже улыбающиеся розы радостно протягивали свои, украшенные бриллиантовыми капельками лепестки, словно делясь с прохожими полученным богатством. И вместе с ликующей природой, ликовала и человеческая душа, познавшая, близость Бога!